Георгий Трубников. "Мой сад - гражданское общество", 2009.

"Колпинский интерес", январь 1994 г.

Заметки бывших депутатов

или

прощание с Петросоветом и избирателями

 

 

Печальный конец Ленсовета-Петросовета был предрешен с самого начала. "Нам суждено стать удобрением для будущего" - так говорили еще в 1990 году. Быть экспериментом в развитии демократии в период, когда правительство осуществляет непопулярные меры, когда общество не освободилось от корней тоталитаризма, когда распадается империя и только намечаются путь интеграции, когда слой мыслящих людей оказывается еще тоньше, чем предполагалось, - быть в это время первым представительным органом - означает быть козлом отпущения.

Сколько обидных слов, оскорблений от людей, измученных не столько нищетой, сколько неопределенностью, страхом за завтрашний день, пришлось нам выслушать за эти годы! Мы должны были отвечать за всех - за Горбачева, за Ельцина, за Гайдара, за Собчака, за Петросовет. И мы отвечали, потому что никогда не отмежевывались от активного участия в демократическом процессе. Мы знали, на что шли, мы не накопили капиталов, мы жили одной жизнью с нашими избирателями.

Слово "мы" относится только к авторам настоящих заметок. В Петросовете были очень разные люди. Но, тем не менее, слово "депутат" приобрело некий нарицательный смысл, притом вовсе не лестный. Справедливо ли это? А может быть то, что именуется демократией, - это просто правление дилетантов, смело следующих за кучкой демагогов с крепкими локтями  и  лужеными  глотками?  И предпочтительнее та или иная форма авторитарного правления? Именно эти вопросы стоят сегодня перед обществом. Мы не претендуем на прямые ответы. Наша задача - по горячим следам дать свой анализ - взгляд на Петросовет изнутри.

Петросовет и в самом деле был самым демократическим органом в России. К моменту выборов к Ленинграде существовало более развитое, чем в остальной России, демократическое движение. Перед выборами в газете "Смена" даже удалось опубликовать списки кандидатов, поддерживающих движение "Выборы-90" - предшественника "Демократической России". Эти списки сыграли большую роль в ориентации избирателей, и в апреле 1990 года многим казалось, что демократия победила: в горсовете оказалось большинство прошедших по этим спискам. Тогда же Ленсовет разделился по ориентации на лидеров, а позже стало ясно, что существует и другое явление - рыночники и необольшевики. Впрочем, и это деление не исчерпывает всей разноголосицы мнений. Депутатская независимость, провозглашенная во время выборов, осталась генетическим кодом для большинства депутатов. Все это остальной России только еще предстоит - вот что важно понять сегодня. А в Петербурге сейчас все зависит от Собчака: если в положении о выборах в Городское собрание будет принижена роль партий и избирательных   блоков, то новой представительной власти предстоит пройти многострадальный путь Ленсовета-Петросовета.

По качеству людей Петросовет был тоже уникален. Более четверти депутатов имели ученые степени, почти все - высшее образование. Это очень важно, поскольку почти все решения, имеющие характер питерских законов, депутатам пришлось писать самим. И здесь уместно поговорить о профессионализме и дилетантизме. Такой профессии - депутат - у нас прежде не было. В Европе депутат должен уметь проанализировать предложенный проект, предугадать последствия принятия закона как прямые, так и косвенные. Это необходимо и нашему депутату, но ему нужны и другие качества. Прежде всего - никакому европейскому депутату и не снилось то количество устных и письменных обращений, какое было у депутатов Петросовета. Просто физически невозможно было с этим справиться, не говоря об изматывающих личных контактах. Это отнимало уйму времени, хотя было ясно, что главным для депутата в этот переходный период является нормотворческая деятельность. Чиновники образца 1990 года не хотели и не умели готовить проекты. Приходилось писать самим. И вот тут-то оказалось, что бывшие программисты готовы к этой работе лучше, чем кто бы то ни было. Математическое мышление сродни юридическому. И в этом отношении сделано очень много. Эта сторона работы никогда не бывает оценена избирателями. Последствия введения положений (питерских законов) сказываются далеко не сразу.

Возьмем пресловутое положение о порядке сдачи в аренду нежилых помещений. В нем скрупулезно описаны процедуры, которые необходимо пройти для того, чтобы получить здание или помещение. Цель - сделать этот процесс гласным и справедливым, исключить возможность и необходимость давать взятки. Давать взятку просто бессмысленно, ибо решение принимает не какой-либо чиновник, а комиссия, состав которой заранее не известен. Идет честная конкуренция претендентов, в результате - выигрывает сильнейший претендент и выигрывает город, получающий максимальный доход в бюджет.

Именно это положение явилось полем битвы между Собчаком и горсоветом. Мэр нарушал его десятки раз, горсовет столько же раз отменял его распоряжения, суд, в том числе и Верховный Суд, признавал правоту горсовета. Негативное отношение Собчака к депутатам объясняется в первую очередь желанием решать судьбу недвижимости самому. Не нужно быть провидцем, что именно положение о порядке сдачи в аренду моментально будет отменено или изменено. Скольких зданий, скольких миллионов в бюджет лишится город за месяцы единоличного правления Собчака - трудно даже предположить.

А работа с бюджетом? Два года ушло только на то, чтобы добиться от администрации не традиционных сводных цифр, за которые дружно голосовали депутаты прежних созывов, а детальной информации о доходах с раскрытием строк расходов по всем объектам финансирования. Нам, представляющим интересы Колпина, кроме того стоило немалых усилий, чтобы добиться справедливых нормативов отчислений от налогов для территорий, удаленных от центра и обладающих собственной инфраструктурой. В частности, это позволило в 1993 году практически удвоить бюджет района и осуществить намеченные социальные программы (помощь малоимущим, милиции, асфальтирование дорог, детские площадки и т.д.). Сейчас существует опасность, что вся эта работа пойдет насмарку, поскольку мэр всегда стремился урезать права районов. Трудно ожидать, что администрация Колпица, теперь целиком зависящая от мэра, сможет добиться хотя бы относительно самостоятельного бюджета.

То, что вы прочли, уважаемый читатель, - не отчет о деятельности, это скорее исповедь, поэтому просим простить за проявившиеся эмоции. Хочется просить вас не разочаровываться в демократии как таковой. Демократия, в особенности в период ее становления, - не идеальная форма правления. Но ничего лучшего человечество пока не придумало.

Прощаясь со своими избирателями, мы хотим еще раз выразить им благодарность за доверие и сожаление о том, что недостаточно успели сделать.

Андрей Ошурков, Георгий Трубников,

бывшие депутаты

бывшего Петербургского Совета

Оглавление книги  HOME